Неделю пытаюсь соорудить пост о "Гамлете" Козинцева - и не могу. Всё время получается что-то неинтересное и мертвое. Но главная мысль остается неизменной: эта постановка - слишком громоздкая, неповоротливая, монументальная, чтобы её можно было по-настоящему полюбить (у Дорана всё было очень личным, камерным, семейным). И герои какие-то шаблонные (при том, что текст большинства персонажей сильно порезали, эта экранизация вообще очень Гамлето-центрична), словно вышли из учебника литературы за восьмой класс, а не из шекспировского текста: Офелия, не имеющая своего мнения и не живущая по-настоящему, Гертруда, которой наплевать на всех, кроме себя, "благородный мститель" Лаэрт, Клавдий, напрочь лишенный совести (и что его только мучает после "Мышеловки", непонятно вообще), и светский подхалим Полоний, полностью растоптавший личность собственной дочери (а потому безумие последней не вызывает такого сильного, живого отклика - она и раньше-то не жила, а сейчас просто растаяла, как Снегурочка). Сам же Гамлет - он философ, да, и его трагедия начинается задолго до смерти отца (который предстает перед нами не реальной человеческой фигурой, а именно призраком, далеким бестелесным идеалом, противопоставленным реальному миру лжи и предательства). Ему и плохо от окружающей каждый день фальши, но в нем нет ни настоящей боли, ни настоящей злости, как нет и предыстории, нет чего-то до боли настоящего в самой его жизни (а в Гамлете Теннанта это настоящее было, и нет, я не могу не сравнивать). Он не столько человек, сколько ходячая совесть Эльсинора, у него эта функция заменяет судьбу. Он выражает не трагедию человека, совершающуюся здесь и сейчас, а трагедию целого поколения или даже больше - трагедию всех мыслящих людей вообще. Этот тот Гамлет, которого я не люблю, которого изучали ещё в школе, Гамлет как идея. Этому не мешают даже порезанные монологи, он как бы намечает оформившуюся мысль, но мысли эти почти нейтральны, и потому так размеренно и почти безэмоционально он читает то, что от этих монологов осталось. И при этом у него - изящные руки Смоктуновского, совершающие (в то время, когда им наконец дают волю) несколько таких красивых, говорящих жестов, что хоть сейчас на гифки, если бы помнить тайминг. А в целом этот Гамлет довольно статичен, к тому же порой он застывает в скульптурных, хоть и тоже изящных позах (и чего это людям после этого трудно принять подвижного, пульсирующего, мечущегося из угла в угол Гамлета Теннанта, действительно?). Стереотипы трудно разрушать, а эта постановка как раз из тех вещей, которые эти стереотипы создают. И да, это действительно не "мой" "Гамлет". На этом всё, извините, если что не так.

@темы: Кино-театр